03:56 

Начало первой главы

Посмотришь на него — человек как человек, а внутри город. (с
Глава первая


Течение эфира, мягкое и нежное, влекло ее по Запределью, убаюкивая и наполняя силами. Она пила эфир, Она дышала эфиром, Она была им и была чем-то большим, чем эфир. Растворяясь, растекаясь, Она была везде и нигде. Она чувствовала себя самим Запредельем, и в этот момент была счастлива и жива настолько, насколько невозможно быть в реальном мире... Она была вечным Течением, соединяющим прошлое, настоящее и будущее... И в тоже время помнила, что сейчас Она всего лишь капля в море, закинутая из настоящего к далеким берегам велением духов...
Когда Ее духовная оболочка снова собралась воедино, Она оказалась среди огромного поля. Справа и слева не было видно ничего, лишь раскаленная докрасна земля, от которой исходил пар. Небо, бездонно синее, казалось, совершенно не нуждалось в солнце и излучало свет само по себе, и свет этот проникал везде и всюду - обернувшись, Она не увидела за собой тени. Но в шаге от нее начиналась желтая дорога, которая уходила куда-то за горизонт. Сначала Ей показалось, что дорога эта выложена из какого-то камня, но подойдя ближе, Она едва удержалась, чтобы не сделать шаг назад - то, что казалось камнями или пылью, оказалось яркими крылышками фей, у самого основания обрезанными ловкой рукой...
- Здесь явно обитает недобрая душа, - раздался за Ее спиной задумчивый голос и на плечи легли руки - почти осязаемые и почти теплые. Почувствовав поддержку, Она кивнула и задумчиво отозвалась:
- Но и ей нужна помощь.
- Ты хочешь помочь ей?
- Да. Все души достойны спасения.
Руки с плеч исчезли, и Она, чуть приподнявшись над землей, начала двигаться над желтой дорогой, чувствуя, что и Ее спутник направился за ней.
То, что во сне или Запределье находится близко, может оказаться далеко, как и наоборот. Старый мастер любил приговаривать, что это "Ветер изгибает пространство", но в Запределье не было ветра, и поэтому другие повторяли, что все это случается исключительно по воле духов. Так это или иначе, но дорога, уходившая в горизонт, на самом деле оказалась не длиннее двадцати шагов. С каждым шагом Она чувствовала, как ее оболочка принимает иной облик, и не сопротивлялась этому - не стоит тревожить незнакомым и без того растревоженные потерянные души.
Желтая дорога вела прямиком на поляну, от края до края уложенную крыльями фей самых разных цветов и оттенков - будто реки, в центр поляны стекались "дороги" из желтых, зеленых, красных, фиолетовых, пурпурных, бирюзовых, синих, серебряных и золотых крылышек. А в центре, сидя на огромном вывороченном пне, сгорбился мужчина необъятных размеров в черных, местами изъеденных ржавчиной доспехах. Пробитый шлем лежал рядом - из него давным-давно проросли какие-то цветы, являвшиеся единственным украшением в этой мертвой картине. Мужчина занимался довольно странным для его габаритов и внешности бравого воина делом - вооружившись иголкой и ниткой, он сшивал пару крыльев. Руки его дрожали, и то и дело он протыкал себе пальцы, отчего земля у его ног приобрела явный красный оттенок, но, кажется, его это совершенно не волновало. Дошив одну пару крыльев, он подбрасывал их в воздух, и они улетали, словно ожившие бабочки, которым они никогда не принадлежали, а мужчина поднимал с земли следующую пару...
Опустившись как можно ниже к земле, чтобы ее движения были похожи на шаги, но не приминать крылья, Она сделала два последних шага, отделяющих Ее от мужчины. Заслышав шаги, воин обернулся и посмотрел на Нее красными глазами. Вскоре на лице его мелькнуло узнавание, и он недоверчиво переспросил:
- Натэш, это ты?
Чуть помедлив, Она не стала лгать и неопределенно пожала плечами - внешность вполне могла соответствовать названному имени, но вот имя совершенно не совпадало с сутью.
Впрочем, кажется, мужчине и не нужно было более твердого ответа или полного согласия. Опустив руки, он с горечью и болью произнес:
- Что же мы с тобой наделали, Натэш...
Выразительным взглядом окинув поляну, мужчина, кажется, потерял всякий интерес к пришедшему и, не собираясь продолжать разговор, вернулся к своему кропотливому делу. Немного помедлив, Она призналась, решив, что другого выхода нет:
- Я не Натэш.
- Тогда кто же ты? - с легким удивлением спросил воин, снова посмотрев на Нее.
- Я пришла, чтобы помочь.
- Чем же тут поможешь... За то, что я сделал, я обречен вечно сшивать эти крылья...
"Это наказание ты придумал себе сам, дорогой друг..."
- Кто ты? И что ты сотворил? - мягко спросила Она.
- Я главнокомандующий десятого подразделения его величества Глорака, императора объеденных земель оборотней. Мы - личный отряд императора, посылаемый на самые тяжелые и важные задания. - Титул, когда-то произносимый с гордостью, сейчас прозвучал с болью и невыразимой горечью. Мужчина смотрел Ей прямо в глаза, и Она легко могла читать, насколько сильно сожалеет душа о своих былых деяниях, Она видела, какой ужас поселился где-то там, в глубине, как только была осознана вся тяжесть свершенного преступления... - По приказу его величества с третьего месяца 7021 года мы были направлены во вражеские земли с целью стереть всех фей с лица земли.
Голос мужчины сорвался, он замолчал. И последняя фраза далась ему с трудом после большой паузы, глухо она прозвучала в наступившей тишине:
- Я сам, лично, срезал крылья у последней из них...
Она некоторое время молчала, глядя на опустившего голову мужчину. Тихо ударилась о земля капля - нет, не кровь, скупая слеза. У него было много, очень много времени подумать и понять... И прав был Ее спутник - здесь обитала жестокая душа. Но была права и Она - сейчас даже такая душа нуждается в спасении.
Подойдя ближе, Она присела подле него и тихо начала рассказ:
- Я живу во время, когда никто уже не знает ни о Глораке, ни о том, что когда-то существовало десятое подразделение, а война закончилась почти три тысячи лет назад. Пока не стало слишком поздно, расы заключили мирное соглашение. Все расы, в том числе и феи. Они не погибли тогда, какое-то чудо защитило их. А когда наступил мир, проект помощи феям - был самым первым после принятия "личин". Эльфы и магиканы работали вместе, впервые за столько лет, и это дало всем надежду...
Пораженный, мужчина поднял на нее взгляд и смотрел долго, внимательно, не в силах поверить в услышанное. Для него было удивительным слышать слова, что война закончилась, ведь в его дни она казалась вечной. И тем более нереальным казалось это странное слово - "вместе"... Разве... такое может быть? Но Ее лицо оставалось спокойным, а глаза чистыми и ясными, и... и...
- Сейчас яркие крылышки фей снова рассекают воздух, а каждую весну они проводят свой Бал, - Она улыбнулась, мягко и ободряюще. - Разве танцевали бы они, если бы не наступил мир?.. Мир отпустил твою вину и исправил вашу ошибку.
На лице мужчины все еще было написано легкое недоверие и потрясение, но Она уже знала, что он поверил ей - вокруг послышался тихий, переливчатый звон: крылья, серебряные, белые, золотые, желтые, бирюзовые, синие, пурпурные, рассыпались пылью и поднимались в воздух, подхваченные несуществующим ветром. Медленно и неторопливо начинал закручиваться цветной ураган...
...не замечая происходящего вокруг, мужчина тихо спросил, выпуская из рук иголку:
- Кто... кто ты?
Вместо ответа, Она позволила не своему облику раствориться в эфире, принимая свой истинный вид. Впрочем, как оказалось, не только духи, но и собственное сознание любит пошутить - увидев ее, воин невольно отшатнулся и неверяще переспросил:
- Человек?! Так это правда, что после смерти нас встречает Человек?
Чуть удивленно глянув на себя, Она звонко рассмеялась и поспешила успокоить его:
- Нет, я не Человек. Это всего лишь личина. Она была создана в целях предотвращения новой войны. Когда вокруг все похожи на тебя - не с кем сражаться, так рассуждали древние. И они были не так уж и не правы. Со времен Общей Войны, не было больше ни одного грандиозного сражения, а расы теперь живут все в мире. Личина - это искусственно созданный облик, который сочетает в себе только общие для всех рас признаки. Раньше каждый получал личину специальным образом, теперь все чаще рождаются дети с двумя обликами. Эволюция.
Она весело подмигнула мужчине, который пока что не мог понять, о чем Она говорит, и приняла свой настоящий облик. Зажмурившись от яркого света, Воин понимающе и грустно улыбнулся и встал в полный рост.
Ураган вокруг раскручивался все сильнее, поглотив собой почти всю поляну и оставив лишь один спокойный уголок - в самом центре, медленно пожирая и его. Вскоре, мерцающие потоки поглотили воина, и он успел лишь одними губами шепнуть: "Спасибо"...
...И снова Течение эфира, единый поток, ликующий и спокойный, вечный и такой короткий... То, что сейчас являлось Ею, мягко было окружено другим почти чуждым, но таким родным эфиру существом - то был Ее спутник
- "Зачем ты сказала ему, что мир отпустил его вину? Ему только предстоит загладить ее в новом рождении... И, может быть, не одном."
- "Он знает об этом, Мойса. Ему просто нужна была Надежда..."
- "Ты набираешься опыта"
- "Это неизбежно... Сыграй мне, Мойса."
- "Пора возвращаться домой..."


***

Музыка мягко подхватила сознание и почти нежно вынесла куда-то за пределы эфира. Душа, повиснув где-то между двумя реальностями, на миг задержалась, а после стремительно и быстро, пробудив внизу живота детский восторг и страх от ощущения полета, спустилась куда-то вниз. Где-то внутри... а, быть может, уже снаружи продолжала звучать музыка, нежно переливаясь и помогая устроится в теле, которое стало таким непривычным за время пребывания вне его границ. Небывалая легкость сменилась тяжестью и мягким покалыванием в кончиках пальцев. Сделав глубокий вдох и чувствуя, как легкие наполняются воздухом, Янкарда улыбнулась, но глаза открывать не спешила. Это волшебно - просто ощущать свое тело, дышать каждой его клеточкой, впитывать в себя окружающую действительность...
А где-то совсем рядом пахло печеными яблоками. К их аромату примешивались запах кожи и едва уловимый привкус машинного масла. Совсем рядом витал едва уловимый дух живого тепла. Где-то висит пучок сухих трав... а, быть может, это всего лишь чьи-то духи...
Пока до сознания не дошло, что все эти запахи являются совершенно чуждыми той обстановки, в которой Янкарда засыпала, музыка в ушах притихла, уступая место человеческим голосам...
- Слушай, Мира, тут на форуме одна молоденькая эльфийка спрашивает, не вредно ли замедлять беременность.
- Что ты! Совсем нет! Это совершенно безвредно и для матери, и для ребенка!
- А что насчет души? Говорят, что душа вселяется в плод уже на третьем месяце. Или это сказки?
- Душа вселяется в ребенка (не смей называть его плодом, плоды на деревьях растут!), когда начинает биться его сердце. В моего, например, душа уже вселилась. Вот только с ней же можно договориться! Ведь душам тоже интересно, что изменилось в мире с момента их прошлой жизни! А после рождения, они уже себя не помнят, и сравнивать им не с чем! Мы вот с малышом договорились, что...
- А кем был твой малыш в прошлой жизни? - с жадным интересом крупного ученого.
- Мой малыш?.. В прошлой жизни?.. - и Мира замолчала, что с эльфийкой случается крайне редко. Видно, раньше этим вопросом она не задавалась.
Воспользовавшись молчанием, в разговор вмешался мужской голос:
- Данна, вышла бы ты из Сети... Ну сколько можно? Ты вот лучше за Янкой следи, а то она как уйдет в свои миры, как забудет о том, что тело поддерживать в жизнеспособном состоянии надо...
- А чего за ней следить-то? Она уже минут десять как вернулась. Только спящей притворяется. А сейчас она проснется и снова начнет возмущаться на тему того, что...
- ...хватит коверкать мое имя, - закончила за подругу сама шаманка, приоткрыв один глаз, чем заслужила философский комментарий:
- Ну, что я говорила.
Махнув рукой, рыжеволосая девушка, сидевшая на соседнем с Янкардой сидении, снова надвинула на нос широкие непроницаемые очки и ушла в виртуальный мир. Пока шаманка оглядывалась и подтверждала собственные выводы о том, что находится в движущейся машине, Цербер, сидевший за рулем, дружелюбно улыбнулся в зеркало заднего вида.
- С возвращением, Янкарда. Что слышно в Запределье?
Немного помолчав, девушка невпопад отозвалась:
- Музыку слышно...
И принялась оглядываться, словно что-то потеряла.
Тем временем, эльфийка, сидевшая на переднем кресле, продолжала задумчиво сопеть и вздыхать - их она называла специальной техникой дыхания, чтобы погрузиться в транс, в котором можно было поговорить с ребенком. То, что она беременна, заметно было невооруженным взглядом - маленький рост и хрупкая фигурка далеко не способствовали скрытию данного факта. Впрочем, и скрывать его не имело смысла - ребенок родится не только в семье, но и в любви, и будет долгожданным. Правда, папаша, сейчас играющий роль шофера, больше будет рад девочке, "да чтоб такой, чтоб на мать похожа была!".
Заинтересовавшись возней на соседнем кресле, ДаннаЛия (так полностью звучит имя рыжей девушки, и сокращения от этого имени два - Данна и Лия) приподняла очки и вопросительно взглянула на Янкарду. Однако, вопрос задать не успела, потому что шаманка, открыв окно, высунулась почти на половину и уставилась на крышу, словно увидела кого-то. К странностям подруги Данна была привычна, поэтому только попросила Цербера немного сбавить скорость, дабы "бедную девочку не снесло порывом встречного ветра", и принялась ждать продолжения истории.
Янкарда между тем общалась с полупрозрачным парнем, сидящем на крыше. В момент, когда она высунулась из окна, он еще играл на дудуке, извлекая из него волшебные звуки, столь нереальные и эфемерные, что, наверно, никто из мира реального их бы повторить не смог. Ветер развивал полупрозрачные волосы, полы плаща и широкие рукава, на которых красовались небесные олени - искусная вышивка, так подходящая шаманам... ну или духом, как этот полупрозрачный парень. Почувствовав взгляд, он открыл глаза и посмотрел на Янкарду, улыбнувшись. Как и там, в Запределье, им совсем было не нужно произносить слова, чтобы общаться.
- С возвращением.
- Спасибо. А ты когда, наконец, вернешься?

Он в ответ только покачала головой и посмотрел на небо. Янкарда тихо вздохнула. Это был ну очень исчерпывающий ответ.
Вернувшись в машину и закрыв окно, шаманка коротко ответила на вопросительный взгляд Лии:
- Мойса.
После чего отвернулась к окну.
Рыжеволосая пожала плечами и хотела было снова уйти в Сеть, как "очнулась" Драгомира и воодушевленно начала свой рассказ:
- Ой, а знаете...
Цербер и ДаннаЛия действительно принялись слушать. Янкарда же только краем уха улавливала обрывки фраз. Ее больше занимал вид за окном, по которому она пыталась понять, давно ли они покинули Град и в каком направлении двигаются. Ответы на эти вопросы не находились, но шаманку это сильно не волновало. Раз снова под ноги лег Путь, то стоит по нему пройти хотя бы из интереса, разве нет?..

@музыка: Дидюля - Дудук *что-то похожее играло там...*

@темы: Текст

URL
   

За пределами Града

главная